Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Часто задаваемые вопросы

Медицина

  • Несвоевременный вызов истца на дообследование, назначение лечения с опозданием и соответственно удлинение сроков лечения повлекло взыскание компенсации морального вреда.
  • Оказание истице медицинской помощи при отсутствии к тому показаний явилось основанием для возмещения вреда и компенсации морального вреда.
  • Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших 15-летнего возраста, дают их законные представители.
  • Недоказанность наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившими негативными последствиями (вред здоровью) является основанием для отказа в удовлетворении иска.
  • Вред причиненный работником медицинского учреждения при ненадлежащем исполнении трудовых обязанностей подлежит возмещению в порядке статьи 1068 ГК РФ.
  • Правовые основы

  • Несвоевременный вызов истца на дообследование, назначение лечения с опозданием и соответственно удлинение сроков лечения повлекло взыскание компенсации морального вреда.
    В. обратился в суд с иском к МЛПУ "Саяногорская городская больница" о компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что в июле 2000 года проводился профилактический медицинский осмотр. 20 июля 2000 года он прошел флюрообследование, продолжал работать. 27 ноября 2000 года фтизиатр Д. вызвала его в кабинет, сообщила, что он болен туберкулезом и направила его в Республиканский противотуберкулезный диспансер. 7 декабря 2000 года он поступили на лечение в диспансер, прошел флюрообследование и его лечащий врач сказал, что время упущено, нужно было начинать лечение раньше. За 4 месяца его болезнь прогрессировала из-за халатности медперсонала Саяногорской городской поликлиники. Ему не было сообщено о диагнозе сразу же после того, как он прошел флюрообследование. Просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.
    Рассматривая дело, суд пришел к следующему.
    Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
    Как установлено в судебном заседании 27 ноября 2000г. врачом Саяногорской городской поликлинике Б. выявлена патология в легких В. по флюорограмме от 20 июля 2000 года с подозрением на туберкулез легких.
    1 декабря и 8 декабря 2000 года произведена рентгенограмма правого легкого. 7 декабря 2000 года В. был госпитализирован и начато лечение туберкулеза.
    В. прошел полный курс лечения туберкулеза легких в течение 362 дней.
    Согласно заключения экспертов от 28 декабря 2001 года установлен факт несвоевременного вызова В. на дообследование, лечение было назначено с опозданием, но данный факт не повлиял на исход заболевания. Удлинились сроки лечения В. с временной утратой трудоспособности. Инвалидизации и стойкой утраты трудоспособности не наступило.
    Оценивая заключение экспертов в совокупности с другими доказательствами по делу, суд пришел к выводу о том, что в связи с несвоевременным вызовом В. на дообследование, лечение было назначено с опозданием и удлинились сроки лечения.
    На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.1101 ГК РФ, суд нашел, что исковые требования В. о компенсации морального вреда являются обоснованными.

    Оказание истице медицинской помощи при отсутствии к тому показаний явилось основанием для возмещения вреда и компенсации морального вреда.
    П. обратилась в Саяногорский городской суд с иском МЛПУ "Саяногорская стоматологическая поликлиника" о возмещении вреда и просила взыскать с ответчика расходы по оплате медицинских услуг, а также компенсацию морального вреда, мотивируя исковые требования тем, что в результате некачественного оказания ей ответчиком платной медицинской помощи по лечению и удалению зубов у нее имелись осложнения, потребовавшие проведения дополнительного лечения, в результате чего она испытывала физические и нравственные страдания.
    Решением Саяногорского городского суда от 15 августа 2005 года, частично удовлетворен ее иск к МЛПУ "Саяногорская стоматологическая поликлиника" о возмещении вреда и компенсации морального вреда
    Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, указав следующее.
    В силу п. п. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
    В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
    Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
    Согласно ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.
    Правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности.
    Как видно из материалов дела, 7 мая 2003 года П. заключила с МЛПУ "Саяногорская стоматологическая поликлиника" договор на оказание платной медицинской помощи по лечению и удалению зубов.
    При рассмотрении дела установлено, что при оказании истице медицинской помощи три зуба были удалены при отсутствии к тому показаний, что подтверждается заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы и объяснения эксперта в судебном заседании.
    При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу о взыскании с ответчика части оплаты, внесенной истицей по договору, расходов, связанных с ее проездом в медицинские учреждения и проведением экспертизы, а также компенсации морального вреда, причиненного П. ненадлежащим оказанием медицинской помощи.
    Судебная коллегия согласилась с выводами суда об отказе в удовлетворении иска в части возмещения расходов по проезду родственников к месту ее (истицы) лечения и взыскания упущенной выгоды, поскольку имеющиеся в деле доказательства, не подтверждают факт причинения убытков неправомерными действиями ответчика.
    Таким образом, нарушения или неправильное применение норм материального и процессуального права, при рассмотрении дела судом не допущены.

    Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших 15-летнего возраста, дают их законные представители.
    Г. обратилась в суд с иском к МУЗ "Абазинская городская больница" о компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что 20 апреля 2003 года ее несовершеннолетний сын С. получил травму в виде перелома нижней трети плеча и был доставлен в Абазинскую городскую больницу. Без ее согласия 05 мая 2003 года ему была проведена операция с применением наркоза. После операции у сына неправильно срослась рука, в связи с чем 16 июня 2003 года его повторно госпитализировали, в ходе лечения вновь без ее согласия дважды применили наркоз. При обращении за помощью в больницу г. Абакана, сыну поставили диагноз - неправильно сросшийся перелом. По сообщению страховой компании ответчик не имеет лицензии на оказание плановой травматологической помощи. Полагала, что действиями врачей МУЗ "Абазинская городская больница" ей и ее сыну причинен моральный вред.
    Решением Таштыпского районного суда в г. Абаза, в удовлетворении иска Г. к МУЗ "Абазинская городская больница" о компенсации морального вреда отказано.
    Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда.
    В соответствии со ст.41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.
    В соответствии со ст.1 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" от 22.07.1993 г. (далее Основы) гражданам Российской Федерации гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с Конституцией Российской Федерации.
    В соответствии со ст.2 Основ принципами охраны здоровья граждан является соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий; ответственность предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья.
    В соответствии с п.2 и п.7 ст.30 Основ при обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на: выбор врача, лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; отказ от медицинского вмешательства; возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи;
    В соответствии со ст.32 Основ необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум - непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения. Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших возраста 15 лет, дают их законные представители. При отсутствии законных представителей решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум, а при невозможности собрать консилиум - непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения и законных представителей.
    В соответствии со ст.17 ФЗ РФ от 8 августа 2001 года N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" медицинская деятельность подлежит лицензированию.
    В соответствии с п.3 Положения о лицензировании медицинской деятельности утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2002 г. N 499, лицензируемая медицинская деятельность включает выполнение медицинских работ и услуг по оказанию доврачебной, скорой и неотложной, амбулаторно-поликлинической, санаторно-курортной, стационарной (в том числе дорогостоящей специализированной) медицинской помощи по соответствующим медицинским специальностям, включая проведение профилактических медицинских, диагностических и лечебных мероприятий и медицинских экспертиз, применение методов традиционной медицины, а также заготовку органов и тканей в медицинских целях.
    В соответствии с Приказом Минздрава РФ от 26 июля 2002 г. N 238 "Об организации лицензирования медицинской деятельности" утверждена номенклатура лицензируемых работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, к которым в том числе отнесены работы и услуги по специальности травматология и ортопедия (код. 05.038)
    Как видно из материалов дела, в нарушение требований с п.2 и п.7 ст.30, ст.32 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" при осуществлении медицинского вмешательства в отношении Г., не достигшего пятнадцатилетнего возраста, не было получено на то согласия родителей, являющихся законными представителями несовершеннолетнего. В нарушение требований законодательства, указанного выше, травматологическая и ортопедическая помощь была оказана ответчиком при отсутствии соответствующей лицензии.
    Доводы ответчика о том, что согласия родителей невозможно было получить, не основаны на доказательствах, имеющихся в деле. Так, свидетели А., Я., П., пояснили, что истица не посещала в больнице С. Вместе с тем, истица в судебном заседании пояснила, что действительно не посещала сына, поскольку не могла этого сделать из-за болезни младшего ребенка, однако больного С. посещал его отец.
    Доводы ответчика о том, что имеющаяся у них лицензия позволяла оказывать плановую травматологическую и ортопедическую помощь, не основаны на законе и обстоятельствах дела. Так, в соответствии с требованиями нормативных актов, приведенных выше, травматологическая и ортопедическая помощь может быть оказана лечебным учреждением, имеющим на то лицензию. Как видно из материалов дела МУЗ "Абазинская городская больница" имела лицензии на медицинскую деятельность по профилю анестезиология и реаниматология, общая хирургия в условиях стационара.
    Учитывая, что Г. поступил в больницу 20.04.2003 г., а операция ему проведена 05.05.2003 г., нельзя признать, что МУЗ "Абазинская городская больница" оказывало экстренную медицинскую помощь. Доводы ответчика о том, что наличие подготовленного специалиста позволяет осуществлять медицинскую деятельность без лицензии, противоречат нормативным актам, указанным выше.
    При условии, что ответчиком были нарушены требования законодательства, регламентирующие медицинскую деятельность, судебная коллегия не приняла доводы ответчика, который, ссылаясь на заключением судебно-медицинской экспертизы, полагал, что медицинская помощь была оказана правильно.
    Вышеуказанные нарушения норм законодательства, регламентирующих медицинскую деятельность, выразившиеся в том, что медицинском вмешательство было осуществлено без согласия, медицинская деятельность осуществлялась учреждением, не имеющим лицензии, лишили истицу возможности выбрать по своему усмотрению лечебное учреждение и получить квалифицированную медицинскую помощь в медицинском учреждении, имеющем соответствующую лицензию.

    Недоказанность наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившими негативными последствиями (вред здоровью) является основанием для отказа в удовлетворении иска.
    Т., обратилась в Саяногорский городской суд о взыскании компенсации морального вреда, в обосновании иска указала, что сын В. заболел в начале сентября 2002г. острым респираторным заболеванием и после обследования врачом окулистом и врачом невропатологом ему был выставлен диагноз нейропатия правого отводящего нерва неясного генеза и 13.09.2002 г. он был госпитализирован в Саяногорскую терапевтическую больницу. 02.10.2002 г. несмотря на отсутствие улучшения ее сын В., был выписан и направлен в Красноярск для проведения магнитно-резонансного исследования мозга с целью уточнения причины и места поражения отводящего нерва. 08.10.2002 г. нейропатолог Красноярской краевой клинической больницы оценил состояние больного как нейроинфекцию и рекомендовал лечение по месту жительства. Несмотря на дальнейшее ухудшение состояния В. лечащий врач Е. не госпитализировала сына и он продолжал лечение амбулаторно, произведя поездки в таком состоянии в медчсанчасть алюминиевого завода. 14.10.2002 г. у него ухудшилось состояние здоровья и 15.10.2002 г. он был направлен в Хакасское отделение республиканской больницы, госпитализирован и пролежав до 25.10.2002 г. скончался.
    При проведении служебного расследования было указано, что после возвращения из г.Красноярска 09.10.2002 г. имелась необходимость в госпитализации для проведения рекомендованного лечения и ежедневного наблюдения. Отказ в госпитализации является тактической ошибкой, связанной с недооценкой состояния больного врачами Саяногорской терапевтической больницы.
    Рассматривая дело, суд пришел к следующему выводу.
    Свидетельскими показаниями было установлено, что тактика ведения лечения больного соответствовали выставленному диагнозу. Выставленный диагноз был подтвержден в Красноярской краевой клинической больницы специалистами с учетом результатов МРТ-исследования. На конечный результат методика лечения врача Е. не повлияла. При поступлении в Республиканскую больницу состояние у больного В. 15.10.2002г. было удовлетворительное, лечение начал принимать в тот же день, воспалений не было. 25.10.2002 г. ухудшение состояния здоровья привело к летальному исходу.
    Судом была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Истица при назначении экспертизы настаивала на ее проведении, однако затем отказалась от проведения и отказалась от ее оплаты.
    В судебном заседании истица показала, что она предполагает какими будут результаты экспертизы и поэтому считает, что оснований для ее проведения нет и поэтому она отказывается от проведения, предоставления документов для проведения экспертизы и ее оплаты. Доказательств, подтверждающих виновные действия ответчиков и связь между наступившими последствиями и действиями врачей она не может предоставить суду.
    Согласно постановления от отказе в возбуждении уголовного дела от 17.12.2004 г. признаков неисполнения или ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих обязанностей при лечении В. не выявлено, а значит отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст.293 УК РФ.
    В суде установлено, что смерть В. наступила от тяжелого заболевания поражения головного мозга. Постановка диагноза этого заболевания возможна на основании наличия в клинике характерного симтокомплекса менингеального синдрома, воспалительных изменений в крови, признаков внутричерепной гепертензии. перечисленная симптоматика у В. появилась на конечном этапе лечения.
    В соответствие со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
    Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.
    Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. (ст. 1068 ГК РФ)
    При исследовании доказательств, предоставленные сторонами не установлено, что смерть В., наступившая 25.10.2002 г. в республиканской больнице в г.Абакане наступила в результате неправомерных действий (бездействий) работниками ответчиков.
    В суде не установлено, что имеется причинно-следственная связь между наступившими последствиями - смертью В. и действиями работников ответчика и поэтому суд признал требования истицы необоснованными и в удовлетворении иска отказал.


    Вред причиненный работником медицинского учреждения при ненадлежащем исполнении трудовых обязанностей подлежит возмещению в порядке статьи 1068 ГК РФ.
    1. Решением Абаканского городского суда от 09 марта 2004г., частично удовлетворены требования граждан К. и Д. к МУЗ "Абаканская детская городская больница" о компенсации морального вреда.
    Судебная коллегия оставила указанное решение без изменения.
    В соответствии со ст. ст. 1087, 1064 ГК РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет (малолетнего), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья, а также возместить причиненный ему моральный вред.
    Общие правила возмещения морального вреда закреплены в ст. 151 ГК РФ, в силу которой, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
    Согласно ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам относятся жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона.
    В силу ст.1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных обязанностей).
    Как видно из материалов дела, 19 декабря 2002 года медицинская сестра Абаканской детской городской больницы, делая массаж малолетнему Максиму К., применила силовой метод, вследствие которого причинила вред здоровью ребенка.
    Приведенные обстоятельства подтверждаются имеющимися в материалах дела медицинскими документами, заключением экспертизы, показаниями эксперта, а так же другими доказательствами имеющимися в деле.
    Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что противоправными действиями работника МУЗ "Абаканская детская городская больница", за действия которой несет ответственность ответчик, причинен вред здоровью малолетнего, который в силу ст. 1068 ГК РФ подлежит возмещению.

    2. Б. обратилась в суд с исковыми требованиями к Муниципальному учреждению здравоохранения Ширинская центральная районная больница о компенсации морального вреда.
    Свои требования мотивировала тем, что 24.06.2002 г. в ЦРБ скончался ее муж К., Причиной смерти послужил острый инфаркт миокарда. 24 июня 2002г. К. пришел на прием к врачу Н., которая выставив диагноз, инфаркт, не оставила его у себя в кабинете, не оказала помощи, а отправила к хирургу. В 1988 году в Красноярской больнице был выставлен диагноз, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь 2 степени. Все это было зарегистрировано в Ширинской районной больнице.
    При рассмотрении дела судом было установлено, что при оказании медицинской помощи больному К. в Ширинской ЦРБ участковый терапевт недооценила тяжесть состояния К. т.к. заподозрила у больного ИБС: острый инфаркт миокарда. Совершила тактическую ошибку в ведении больного - не госпитализировала больного в терапевтическое отделение на носилках, не назначила нитроглицерин, обезболивающее, основываясь на данных анамнеза врач-терапевт направляет больного в стационар с диагнозом язвенная болезнь, обострение.
    В связи с чем, суд пришел к выводу о наличии вины ЦРБ в наступлении смерти К. Выводы суда подтверждаются как показаниями свидетелей так и приказом о наказании врача, материалами служебного расследования. Объяснением ответчика о том, что с подозрением на диагноз острый инфаркт миокарда врач должен был госпитализировать больного в отделение. Вина ответчика, по мнению суда, состоит в том, что помимо тактической ошибки в лечении больного, К., вместо того чтобы быть доставленным в стационар на носилках передвигался по больнице самостоятельно, что согласно объяснению ответчика недопустимо.
    Руководствуясь ст.1101 ГК РФ, суд удовлетворил требования о компенсации морального вреда частично. При определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел степень вины причинителя вреда и фактические обстоятельства дела. Как видно из материалов дела, К. никогда не обращался в больницу для обследования по поводу ишемической болезни сердца и назначения лечения по поводу указанной болезни, несмотря на установленный диагноз болезни сердца в 1988 году.

    Правовые основы
    Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено в ст.41 Конституции РФ. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема. При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни или здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных лечебных учреждений, относительно недавнего появления и развития частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и пр. В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг.
    Нормативную базу отношений по оказанию медицинской помощи составляют Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993 г.); Закон РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" (1991 г.); Программа государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи (утверждается Правительством РФ ежегодно) и иные акты в сфере здравоохранения.
    В частности, в ст.31 Основ законодательства об охране здоровья граждан перечислены основные права пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении: уважительное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; выбор врача и лечебно-профилактического учреждения; обследование и лечение в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и пр. Правильное рассмотрение споров по поводу ненадлежащего лечения предполагает исследование вопроса о соблюдении вышеперечисленных прав пациента, поскольку все они являются гарантиями его права на здоровье.
    Статьей 27 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" урегулированы вопросы ответственности страховых медицинских организаций и лечебных учреждений перед застрахованным (пациентом) за предоставление своевременной и качественной медицинской помощи: страховщик несет ответственность за выполнение условий договора медицинского страхования, то есть организацию и своевременное финансирование оказания медицинской помощи, ее доступность, а лечебное учреждение - за объем и качество медицинских услуг, их безопасность для пациента.
    В соответствии с п.2 ст.779 Гражданского кодекса РФ оказание платных медицинских услуг регулируется положениями гл.39 Кодекса о договоре возмездного оказания услуг и §§ 1, 2 гл.37 Кодекса о договоре подряда, если это не противоречит существу отношений по оказанию медицинской помощи. Например, с помощью положений о договоре подряда могут определяться права заказчика в случае оказания медицинской услуги с недостатками: потребовать безвозмездного устранения недостатков; безвозмездного повторного оказания услуги; соразмерного уменьшения цены; возмещения собственных расходов, понесенных на устранение недостатков силами третьих лиц (п.1 ст.723, п.1 ст.737 ГК РФ); отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной суммы (ст.739, п.3 ст.503 ГК РФ). К отношениям медицинского учреждения с гражданином, заказывающим (получающим) платную медицинскую услугу, также подлежат применению Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (1996 г.) и нормы Закона РФ "О защите прав потребителей" (1992 г.).


     

    Задайте свой вопрос